Крымск


Ровно год прошёл с наводнения, унёсшего больше тыщи жизней. Корреспондент АиФ.ru Алина Менькова побывала в Крымске и выяснила, чем живойёт город сейчас, все ли пострадавшие получили компенсации и какие трудности так остались нерешёнными.

Мы едем по центральной дороге Крымска — улицы, дома, магазины, банкоматы смотрятся так же, как сотки других в Краснодарском крае. Всё тихо, расслабленно, зелено, аккуратненько, как будто и не было тут никакой неудачи. Крымск зажил собственной обычной жизнью.

Те, кто не уехал и остался в городке, заполучили на сертификаты квартиры в новостройках. Но до сего времени боятся, не случится ли что-то и с этим жильём. Ведь за последние 10 лет Крымск пережил уже три наводнения. И непонятно, будет ли последующее.

Мы приехали днём, потому улицы пустуют, повдоль дорог крутят педали велосипедов малыши. У обочины — открыта малая парикмахерская. Её гости, услышав вопрос о наводнении, одномоментно начинают делиться мемуарами. Молвят, ту ночь не забудут никогда: все детали, все подробности вообщем не стираются из памяти.

«Бабушка была вся в фиолетовых синяках»

Людмила Васильева приехала в Крымск 5 годов назад из Омска. В ночь катастрофы она находилась в доме на улице Мира, к ней в гости пришла дочь Анастасия с полугодовалым Максимом.

«Муж дочки был в автономке. Настя заскучала и в тот вечер пришла с внуком ко мне, говорила, что Максим научился передвигаться в ходунках, мы заболтались, и они остались ночевать», — вспоминает Людмила.

Анастасия с супругом и его бабушкой жили в доме на улице Набережной — на одной из улиц, на которую и пришёлся основный удар стихии.

«Дом дочки смыло водой, ничего не осталось. Бабушку зятя чудом выручили. А мы в три часа ночи разламывали шифер на крыше, чтоб спрятаться от воды, закидывали на крышу плачущего внука. Из Краснодара приехал мой отпрыск, приплыл на резиновой лодке, снимал сестру с племянником оттуда».

«Какие суммы компенсаций вы получили?»

«10 тыщ рублей каждый крымчанин получил сходу, 150 тыщ рублей позднее — вещественная компенсация на каждого члена семьи, кто попал в зону затопления. Ну, давали или 600 тыщ рублей на человека сертификат, или жильё новое, там уже по квадратуре считали, кому сколько положено. Мы приобрели жильё в Абинске — 2 однокомнатные квартиры, бабушке и нам с супругом, — ведает Анастасия. — Добавили к сертификату компенсации. С жильём всё худо-бедно наладилось, жаль, машина утонула».

Бабушка её супруга имела временную прописку, ей никаких средств на новое жильё не выдали. Пришлось обосновывать в суде, что она проживала в доме на Набережной и имеет право на новое место проживания. Всё, к счастью, выплатили. Для того чтоб достигнуть чего-нибудь, необходимо было собирать документ к документу. А это не всегда резвый процесс. Потому до сего времени люди судятся и борются за средства.

«Многие подают в трибунал на возмещение морального ушерба, но всем отказывают. Мы дважды писали заявления — остались без ответа. Бабушка у нас осталась заикой, после наводнения она вся была в фиолетовых синяках. Фактически, как и многие пострадавшие. Нам произнесли: ну у вас же нет переломов. Ну и обращаться было надо в 1-ый денек, а кто бы это сумел тогда сделать? Все были просто чувственно убиты! И куда идти — кругом вода. А по прошествии нескольких дней в суде уже необходимо было обосновывать, что синяки были получены от наводнения, а не из-за бытовой ссоры, к примеру!» — ведает Людмила Васильева.

Я боролась за жизнь ребёнка, было не до картонной канители

«Я боролась за жизнь ребёнка, мне было тогда не до картонной канители», — гласит другая крымчанка, парикмахер Оксана Дэрр. Месяцы после наводнения перевоплотился для неё в нескончаемую вереницу поездок и походов по докторам, никаких компенсаций от страны она так и не достигнула.

Хотя официальные сводки звучат оптимистично: 242 местных обитателя получили по 200 тыщ рублей за обстоятельствённый лёгкий вред здоровью, 112 человек — за тяжкий, сумму вдвое огромную.

«Мой двухгодовой отпрыск Герман наглотался воды, получил пищеварительную заразу. Но в Краснодарской поликлинике написали, что он виноградом отравился. Два денька он пролежал в поликлинике Крымска, а позже его уже выслали в Краснодар. На реанимобиле. Так как полёт он бы уже не перенёс, пульс падал. Лежал в реанимации. До сего времени лечимся, иммунитет подорван».

«Медполисы вернули?»

«Да, в 1-ые же деньки и паспорт, и полис. Без этого могли быть огромные трудности с исцелением!» — отвечает Оксана.

«Нам волонтёры посодействовали из палаточных городков. И лекарства, и одежку дали, и коляску, — гласит её клиентка. — Спасибо группе психологов, они работали с пострадавшими в 1-ые деньки после катастрофы. Посодействовали моим знакомым придти в себя, вывели их из шокового состояния, так как многие были в ужасном забытье, в истерике. И не один день».

Компенсации — через год. Власти обещают закрыть вопрос в июле

«В итоге наводнения пострадало более 7000 домов в Крымске, 7400 собственников получили выплаты на коммунальные ремонты, выделенная сумма на это составила больше 2-ух млрд рублей», — ведает мэр городка Анатолий Разумеев.

«Остаётся маленькое количество людей, которым пришлось и ещё приходится обосновывать право на получение средств для полгого ремонта в суде. Это происходит по различным причинам — дом не был введён в домовладение, не было правоустанавливающих документов, собственность была по одному адресу, а человек пребывал по другому, не было технической документации и другое. В течение июля мы этот вопрос закроем», — утверждает Разумеев.

Многие из пострадавших нуждались даже не в полном ремонте жилища — дома были разрушены стопроцентно, вообщем не подлежали восстановлению. Им с января вручают сертификаты на новое жильё.

После наводнения в Крымске выстроили и ввели в эксплуатацию 10-ки новых домов, другими словами около тыщи квартир. Большая часть — в посёлке Озерки. На данный момент там трудится управляющая компания, налаживают автономные коммуникации — электроснабжение, водоснабжение, теплоснабжение.

«С 1 января в администрацию пришли 1280 заявлений на получение сертификатов. На сей день заявок уже более 1600, — отмечают бюрократы. — 1300 мы уже выдали. География расселения городских жителей широкая. Новые дома обитатели Крымска получают даже за пределами края».

«Можно ли гласить, что Крымск восстановлен на 100 процентов?» — таковой вопрос администрации задают практически все местные и приезжие журналисты. Бюрократ считает, что да:

«Инженерную инфраструктуру стопроцентно вернули, отопительный сезон прошёл без перебоев, — рассуждает мэр. — Спецы работали по вопросам ливнеотведения. На данный момент Крымск работает в штатном режиме. Более 30-ти объектов социальной инфраструктуры восстановлены — это и школы, детские сады, учреждения культуры. На данный момент реконструируем центральный парк, строим тротуары».

Крымск сейчас припоминает размеренный и благополучный курортный городок, если б не одно «но» — мемуары.

Многие после катастрофы уехали. В администрации молвят, это — обычный процесс, миграция происходит безостановочно, во все времена, дело не в наводнении. В целом, численность населения не поменялась: колеблется в границах от 130 до 132 тыщ людей.

Прибывает в том числе и за счёт волонтёров — они до сего времени приезжают, чтоб посодействовать в восстановлении городка, поддержать обитателей. Последние, в свою очередь, стараются находить новое жильё в более благополучных районах края.

6 июля — в годовщину катастрофы — на скрещении улиц Демьяна Бедного и Ленина устанавливают монумент жертвам наводнения — памятник выполнен в форме «стены плача». В центре — рыдающая женщина-мать. По стенке будет течь вода, сливаясь в маленькое озеро около её ног.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *