А в комнатах наших живут нелегалы


Ни учебные заведения, ни Минобрнауки не в состоянии выкурить из общежитий гастарбайтеров и других нелегальных жильцов

На этой неделе в общежития столицы заселялись первокурсники. Одни из их воспитаны в полном убеждении, что общага — это ужасный гибрид борделя с наркопритоном. Другие как раз на это и рассчитывают, мечтая о разгульной студенческой жизни. Корреспондент «КП» решила узнать, что все-таки происходит по сути.

«Мест нет»

Официально в столичных общежитиях закрутили гайки после терактов в аэропорту «Домодедово» и в столичном метро. Сейчас так просто туда не попадешь, по регламенту пускают только родителей.

«В связи с усилившимися мерами безопасности вход ограничивается. Визиты разрешаются только родителям учащихся после письменного разрешения от начальника общежития» — такие объявления расклеены в большинстве общежитий, в каких я побывала. Но на практике отношение к гостям варьируется от «нельзя никому» до «заходи, кто хочет».

Общага — величина так непостоянная, что ремонт, сервис и порядки для гостей иногда изменяются даже не от университета к университету, а от этажа к этажу. Общее только одно — нехватка мест.

Кто кому

Общежитие Столичной гос академии коммунального хозяйства и строи­тельства, что в Борисовском проезде (юго-восток столицы), стопроцентно соответствует наименованию университета. Коммунальное хозяйство там ведут учащиеся и гастарбайтеры, последние лидируют с очевидным отрывом. Но общежитие все равно пользуется популярностью в кругах бескровных студентов других вузов.

— Дороже 200 рублей в день не плати, оно того не стоит, — напутствовали меня в группе университета в соцсети.

…Принято считать, что студенческий городок — это место, где все есть, что необходимо студенту. В таком случае учащиеся МГАКХиС очень уникальные люди. В их общежитии расположилась стоматология и секс-шоп. Проигнорировав вывески, я отправилась к входу. В кармашке лежала тыща рублей, и я была твердо хочет «жить на всё». Недалеко переминалась с ноги на ногу пара гастарбайтеров.

— Ты посильнее дверь дергай, — кликнул тот, что повыше. — Что, впервой, что ли?

— Ну да… А к вам вообщем с улицы заселиться можно?

— К нам в комнату — можно, — загоготали мужчины. — 500 рублей в день.

— А что так недешево?

— Это мы для тебя заплатим, входи!

Жить в этом общежитии резко расхотелось. Как выяснилось, не мне одной. Cтуденты сетуют, что их утрамбовывают по 8 — 9 человек в комнату ради мигрантов. Не так давно в общежитие ввалились оперативники.

— Средства за нелегальное проживание каждый месяц передавались советнику при ректорате, — сказали после рейда в пресс-службе Управления экономической безопасности и противодействия коррупции. Советника задержали еще весной при получении 306 тыщ рублей от некоего предпринимателя, заселявшего в студобщагу собственных работников (понятно, что это были не системные админы). Летняя проверка милиции показала — гастарбайтеры как жили, так и живут…

И это бич многих студенческих общаг столицы.

стиль «обшарпэ»

Незаконные жильцы — не единственная неувязка. Еще большее число студентов сетует на общую неблаго­устроенность. К примеру, бауманцы нежно зовут свои общежития клоповником. Пожить в одном из их нестуденту стоит 200 рублей в день. Официально разрешение на кровать получают только родственники, и на некоторое количество дней. Неофициально — живи, пока охрана не выгонит.

— Единый строительный стиль «обшарпэ», — проводят экскурсионную поездку ребята по зданию в Госпитальном проезде.

Стенки неопределенного цвета, ободранные шкафы и вечное «есть че пожрать?», передающееся из комнаты в комнату. Сами жильцы дискомфорта не испытывают — не по другому убеждены, что будущим инженерам необходимо быть закаленными в быту. Комфорт добавляют светящиеся мониторы ноутбуков.

— Это ты еще в Ильинке не была, вот там курорт, — смеются ребята. — Это общага за МКАД. Зимой вообщем отлично: сначала — на

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *